• 1

    Ока 2011 Хребет Кропоткина

  • 2

    Ока 2012 Орхо-Бом

  • 3

    оз. Фролиха 2013 Нерунда

  • 4

    Ока 2011 Готовность №1

  • 5

    р. Лена 2009 На Форватере

  • 6

    Китой 2010 В Бирюзовом потоке

  • 7

    оз. Соболинное устье р. Селенгинки

  • 8

    оз Байкал Байкальский хребет

Гидрометцентр России Гидрометцентр России

  

Ты знаешь, что не все тропинки пройдены.
И песни у костра не спеты все.
Мой край родной, мы красотой твоей наполнены.
А первый шаг, он самый трудный на земле.
   
  Нам, безусловно, повезло родиться и жить рядом с Байкалом. Сплавные реки, горные вершины Восточного Саяна, бездонные глаза высокогорных озер и озеро-море - неповторимый батюшка Байкал, как  улыбка планеты Земля.
  Все началось в начале 90-х с традиционных сплавов на баллонах и резиновых лодках по реке Иркут и рыбацких походов на Соболиные озера по реке Снежной и Селенгинка.
             В водовороте перемен так молоды мы были,
            Большой порог на Иркуте и Соболя любили!
              Наша «голубая мечта» по сплаву с истоков реки Лена в Байкало-Ленском заповеднике замаячила в  2008 году, тогда и был приобретен первый четырехместный катамаран. На следующий год, поднявшись с мыса Покойники по перевалу Солнцепадь и, отмотав более тысячи километров по сибирской земле, мы сделали этот маршрут. А позже Ока Саянская, Китой, восхождения на Мунку-Сардык и зимняя рыбалка на Соболиных озерах. Поход на реликтовое озеро Фролиха в 2013, это и вовсе отдельная тема. Теплый северный берег Байкала покорил своей неповторимой красотой и мы решили дополнительно приобрести  парусное оборудование к катамарану и байдарку для путешествия по акватории Байкала. Байкальский ветер паруса, чем не романтика! Не все же время упираться на гребле!

 

           

 

 

 

 

             При выборе и планировании водных маршрутов не ставится задачей сплав по высшей  категории сложности, с неизбежным серьезным риском для членов команды. Экстрим и адреналин никто не отменял, но все должно быть в разумных пределах. Для нас, пожалуй, важнее забраться подальше на сплав с отличной рыбалкой и дикой природой. В городских каменных джунглях со временем накапливается усталость от раскаленного асфальта, копоти автомобильных выхлопов и пластмассового ветра цветных упаковок. И сразу хочется отправиться туда, где можно забыть о необходимости зарабатывать деньги, где недоступен электронный натиск сотовых телефонов,  не разрывает голову информационный шквал от TV и ПК. Где засасывающий комфорт квартир не ломает диваны и кухонную мебель. А может, это и та возможность остановиться, оглянуться, расставить жизненные приоритеты. После серьезного маршрута возвращаешься в город другим человеком. В прямом смысле этого слова. А еще – турист живет дольше человека!  
             Пусть за окном витает век автомобильный,                             
            Я без колесного комфорта обойдусь.
            Сложу, что нужно в свой рюкзак «нехилый»
            И, сотик позабыв, из города умчусь…
 
              Все что  пройдено нашей командой на катамаранах при сплавах по рекам, ногами в лыжах и без – все это отснято на видео и фото, сделаны фильмы и музыкальные слайд-шоу, отмечено в небольших рассказах. 

 

Закончился походный сезон, лето красное, золотая осень сменились унылым ненастьем с  дождем, плавно переходящим в мокрый снег. Осеннее межсезонье – для меня это пора подведения итогов прошедшего туристического сезона. Поэтому сейчас еще разок с радостью  вспомню события прошедшего лета, которые яркими красками остались в моей памяти.

Сплав на катамаране с верховий Лены – этот маршрут готовился не спеша, с особой тщательностью, ведь эта была «голубая мечта» последних лет всей  нашей команды. Дружные и проверенные люди, необходимая экипировка, тщательная проработка маршрута, поддержка служб МЧС, организация посещения заповедной территории Байкало-Ленского заповедника и просьба у небес хорошей погоды – все было учтено и собрано воедино. Всего нас пятеро, «упакованных» всем и вся, с катамараном «Большой Инзер» на наших, любезно предоставленных под ношу, плечах. Как говорит наш боцман: «А плечи-то у нас, ого- го, широкие!». Кроме самого сплава, находясь на маршруте мы узнали о многих интересных и даже загадочных местах. И, конечно,  в своем рассказе я непременно вспомню и о них.

7 июля, 250 км от Иркутска, мы уже на Байкале, в порту МРС. Перегрузившись на катер типа «Ярославец» под славным  именем «Бурун», мы продолжаем свой путь по акватории озера почти строго на Север, до местности под названием Зама. Всякий раз, по прошествии времени, очутившись на Байкале, испытываю ощущение чего-то необычного и неизведанного.  «Человека всегда брала оторопь при виде озера,  потому что он не вмещался в его представления: Байкал лежал не там, где что-то подобное могло находиться, был не тем, чем мог быть, и действовал на душу иначе, чем действует «обычная» природа. Это нечто особенное, необыкновенное и исключительное» - так точно подметил В.Г. Распутин. Наш гордый «Бурун» под крик чаек лихо режет носом изумрудную воду, все дальше унося от цивилизации. Какая благодать вокруг: мы в движении  по самому глубокому озеру мира,  а над головой бездонный «пятый океан»  -  голубое небо.

Зама. Красивая, обширная наносная луговая равнина. Ее название связано с приданием. Когда предки ольхонских бурят в 17-18 вв. расселялись по берегу Байкала, то путь на север им преградили горы. Они воскликнули «Зам унгэрээ», что значит кончилась дорога, и заложили поселение. От  поселка Зама через перевал ведет старая дорога на золотые прииски Правой Иликты и на р. Чанчур (левый приток Лены). По этой дороге в 1990 г. из Качуга на берег Байкала прошел автопробег «CamelTrophy». Над равниной возвышается мыс Арал, который в древности был островом. На вершине мыса сохранились остатки древнего курыканского сторожевого поста, обнесенного каменной стеной (6-11 вв. н. э.). Культовое, магическое место.

 

Ночевка, второй день пути, мы на двух катерах «Ямаха»  и «Алюмокрафт» с ветерком движемся к мысу Солнечный (Покойный). Красота. По левому борту вслед за Приморским хребтом узкой лентой простирается на пол Байкала Байкальский хребет. Здесь четко проглядываются расчлененные формы альпийского рельефа в виде крутых скал и глубоко врезанных речных каньонов и долин. Справа о. Ольхон и его самая северная точка - мыс Хобой. Он все дальше и дальше остается  «за кормой». Горизонт чист, полный штиль, небо перевернулось в зеркальной воде и лишь только наше  присутствие нарушает это великое спокойствие и умиротворенность. А вот и мрачный мыс Рытый.

Мыс Рытый (Хыр-Хушун) относится к саркальным местам Прибайкалья. По старинным бурятским преданиям, Рытый  является «страшным и священным местом», где живут сердитые боги, сыновья божества Ухэр, посылающего сильные ветры.  Здесь зарегистрированы неоднократные катастрофические селевые выбросы в Байкал грязекаменных потоков с деревьями и дерном. Долина реки оставляет гнетущее впечатление. Здесь часто в землю бьют молнии, а зимой напротив мыса каждый год возникает становая трещина во льду. Мыс изрыт узкими извилистыми оврагами, отсюда и название мыса – Рытый. Долина реки считается у бурят священной и запретной для посещения. Существуют древние правила: это место не посещают женщины, а мужчины оставляют там стельки от обуви. Если вверх долины забредет скот, никто не решается выгонять его оттуда.

Еще немного и мы, упершись «носом в землю», причаливаем на мысе Солнечный. Автотехническая часть нашего маршрута закончилась. Удивительное по красоте место. Человеческий глаз способен различать десять миллионов цветовых оттенков и, пожалуй,  все многообразие цветов собралось в бирюзовой байкальской воде, переливающейся в лучах вечернего солнца. Живописные скальные берега с причудливыми формами и гротами. Дно, как в увеличительном стекле, просматривается в мельчайших деталях. Стайки хариуса стремительно мчатся в глубину, мелькнув напоследок серебряными боками. Здесь находится кордон  заповедника «Берег бурых медведей». Природа живет своей вечной, размеренной жизнью, здесь ей не надо ни от кого защищать себя и «зализывать раны». Взяв бинокль, рассматриваем нерпу. Видимо, приплыла с Ушканьих островов, где находится их постоянное лежбище. Острова расположены прямо напротив нас на той стороне Байкала. За ними темнеет полуостров Святой Нос,  Чивыркуйский и Баргузинский заливы. Считается, что именно здесь, напротив Баргузинского залива расположено самое широкое место на Байкале 79.5 км. Интересно, что с каждым годом оно становится все шире. Исследование последних лет позволило геофизикам высказать гипотезу о том, что Байкал является зарождающимся океаном, так как его берега расходятся со скоростью 2 см в год, подобно континентам Африки и Южной Америки.

Завтра будет трудный день, завтра  нам нужно подняться на  перевал в долину реки Лена. А сегодня мы  просто радуемся, что мы здесь, что над головой чистое небо. Сегодня полнолуние и наша планета-спутник прорисовала своим светом на колыхающейся глади озера лунную дорогу. Наверно, по этой дороге еще никто не ходил. Здесь мы, как-то само собой, решили, что непременно сюда вернемся.

Байкало-Ленский государственный заповедник, расположенный на северо-западном побережье Байкала, организован в 1986 г. Его территория с 1996 г. включена ЮНЕСКО в список Всемирного природного и культурного наследия планеты. Это самая большая природоохранная зона на Байкале. Его площадь 660 тыс. га. Заповедник включает в себя 110 км береговой линии от р. Хрейм до мыса Елохин, труднопроходимый участок Байкальского хребта и верховья  реки Лены с ее притоками.  По мысу Елохин проходит граница Иркутской области с Республикой Бурятия. Природа заповедника – дикая и дремучая  тайга. Здесь самая высокая численность медведя  континентальной части страны и недаром одно из лесничеств названо «Берег бурых медведей». Встречаются редкие птицы: орлан-белохвост, черный аист, горбоносый турпан, огарь, серый журавль.

Утро, солнце, погода шепчет. Суровое правило - кто долго спит, тот есть во сне, еще никто не отменял. Мы мобильны и легки на подъем. Позавтракав, окончательно добив палаткой и спальными принадлежностями  по самое «не хочу» наши рюкзаки и, еще разок с благодарностью оглянувшись на сверкающий Байкал, размеренно начинаем наше движение на перевал. Тропа начинается прямо от метеостанции, расположенной на берегу Байкала. Вначале она ровная, но затем входит в глубокий каньон Солнцепадь, который прозван так из-за отблесков вечернего солнца заходящего за прибайкальские горы. Его угасающие и теряющиеся в вечерних сумерках лучи, еще некоторое время освящают искрящийся берег Байкала. Здесь в каньоне начинаются огромные каменные осыпи и, как следствие, тяжелый утомительный подъем. На протяжении всего восхождения только два ручья и то, второй расположен у самого перевала. Перегруз полный, обычно за два раза заносят снаряжение, но мы решили – сделаем одним махом.  Ведь боцман  однозначно сказал: « А ноги –то у нас, ребятки, ого –го, сильные!».  Боцман дело говорит! И вот пыхтим, как паровоз, сжигая калории и с каждым часом становясь всё стройнее. И всё же - лучше износиться, чем заржаветь!  Всякий раз в подарок нам на тропе обнаруживаем небольшие смотровые площадки, с которых, оглянувшись, можно полюбоваться изогнувшимся  полумесяцем Байкалом и, сняв тяжелую ношу, вдохнуть полной грудью всю его ширь. Не раз мы поднимались на перевалы и  гребни прибайкальских гор. И всякий раз достижение перевала – событие исключительное, эмоциональное, апофеоз движения вверх. И как всегда долгожданный перевал появился совсем неожиданно, открыв перед нами обширную долину реки Лены с тремя протоками и группой мелких озер. А за спиной раскинулся на пол-мира батюшка Байкал. На вершине перевала находится тур, множество записей на всех языках мира. В одной из записок читаем: «Я здесь второй раз, впечатления те же, т.е. обалденные!». Поразительно, но река не преодолела всего нескольких десятков метров, чтобы соединиться с Байкалом. Гипотеза, что нерпа попала в Байкал из северных морей, стала для меня совершенно очевидной. Кое-где на  пологих вершинах гор видны пятна снега, вверх по течению реки круглый год лежит ледник.

 

Отдельно надо сказать об истоках Лены. Последнее изучение снимков из космоса позволило определить подлинный исток и установить место, где ключ пробивается из-под каменной гряды. Так на высоте 1503 метра над уровнем мирового океана, среди невысоких увалов и кедрового стланика, в поросшем осокой и сфагнумом болотце, начинается, рассекающая с юга на север почти всю Сибирь река Лена. Река протяженностью 4472 км и площадью бассейна 24250000 км. кв, занимающая по длине третье место среди рек Азиатской России (после Оби и Енисея) и восьмое в мире. Обладающая огромными энергетическими запасами, с дельтой в 30000 кв. км,  превышающей своими размерами даже огромную дельту Нила и в 20 раз превышающей дельту Волги.  Ее исток - это семь набольших ручейков шириной 15-20 см и глубиной 3-5 см, такая Лена в своей колыбели. Ручейки соединяются по двое, по трое и вскоре соединяются воедино. Лена достигает метра в ширину и несколько сантиметров в глубину. В 1997 г. исток Лены отмечен деревянной часовней в честь 250-летия со дня рождения Святого Иннокентия – уроженца села Анга Качугского района, впоследствии причисленного к лику святых. Основное питание Лены, так же как и почти всех её притоков, составляют талые снеговые и дождевые воды, так они находятся в зоне вечной мерзлоты. Ниже Якутска  Лена принимает два главных своих притока — Алдан и Вилюй. Теперь это гигантский водный поток; даже там, где она идёт одним руслом, её ширина доходит до 10 км, а глубина превышает 16—20 м. Там же, где островов много, Лена разливается на 20—30 км. Берега реки суровы и безлюдны. Примерно в 150 км от впадения в море  Лаптевых, начинается обширная дельта Лены. За полярным кругом, на 74 градусе севернойшироты заканчивает свой путь великая сибирская река.

Первые сведения о реке проникли к русским, жившим в Сибири, в начале  XVII вв. На восток одним за другим отправлялись небольшие отряды казаков, производивших разведку неведомого края. В 1628 г. в далёкий путь вышел казак Василий Бугор с отрядом. Поднявшись вверх по Ангаре, они вышли на Илим, оттуда “пешей ногой” преодолели водораздел и по реке Куте вышли на Лену. Через несколько лет этот путь повторил сотник Пётр Бекетов. Его отряд установил в устье Куты первые дома. Так было положено начало городу Усть-Куту, где несколько позже землепроходец Ерофей Павлович Хабаров ставил первую солеварню. В 1632 поставлен Якутский острог. Позже участниками 2-й Камчатской экспедиции (1733—43) были проведены научные исследования Лены и её притоков.

 Продвинувшись с перевала еще немного вперед, выходим  к месту слияния трех проток в одно русло. Отличное место для ночевки и начала сплава. Судя по организованному костровищу, так думали не только мы! Ночью был заморозок, в котелках застыла вода, палатки задубели, вся растительность вокруг в застывших каплях. В лучах восходящего солнца капли  искрятся, но вскоре исчезают под дыханием солнечного тепла и ветра. Ближе к обеду начинаем собирать наш боевой корабль – четырехместный катамаран.  Хорошо, что занесли катамаран полностью вместе со сборной рамой, так как подходящих для строительства деревьев нет и в помине. Растительности немного и она чахлая, одно слово – лесотундра, где высота,  холод  и ветер и делают свое дело. Через несколько часов созидательной работы наступает торжественный момент спуска катамарана на воду и отчаливания. Груз надежно зафиксирован на палубе, спасжилеты надеты, колени в стременах, весла в руках, оператор к съемке готов.  Стремительное течение захватывает  и мы сразу включаемся в работу. А боцман изрек: «Нас невозможно сбить с пути, лишь прямо нам теперь грести!» Боцман дело говорит, река выведет куда надо. Проплыв 25 минут, чалимся и обносим  непроходной водопад  по левому берегу, в котором вода с грохотом ломается на брызги. И снова за весла, река не дает расслабиться. Вода маленькая, приходиться быть особо внимательным при прохождении порогов по узкими  коридорам, множество мелких перекатов. Структура прибрежных скал пластинчатая, поэтому по берегам и даже на дне реки большое количество острых камней.  Пороги идут каскадами по несколько штук. При планировании маршрута сразу заложили запас по времени в два дня. И  один день решили использовать для обследования верховий Лены и рыбалки. Ведь это самые труднодоступные и интересные места, а сплавщики, обычно, увлекшись сплавом, проскакивают их одним махом. Много снимаем на видео, фотографируем. За  сюжетами далеко ходить нет необходимости, они сами просятся в объектив. Теперь становится понятно, почему же выше по реке не было рыбалки. Рыба просто не может преодолеть все эти водопады. А здесь, чуть ниже, на блесну начинают попадаться  крупные экземпляры ленка и хариуса. Удивительная земля, теплая компания, запеченный  на углях костра  ленок  к  «огненной воде», неторопливый разговор, сдобренный приятельской шуткой и, порой, крепким словом, пьянящее осознание того, что мы там, где и должны быть!

А в последующие несколько  дней, был бой!  Кто знает, что такое сплав в верховьях горных рек, тот меня поймет. Кто не знает, пусть однажды попробует и, надеюсь, тоже поймет! Каждый день сплава, это маленькая победа над собой. Над своим «не смогу», «не получится», «может хватит». И, вообще, успех – это путешествие, а не место назначения.

Рычит и клокочет в верховьях река.

Режет на части скалы.

Здесь только по полной и до конца.

Мы сами вызов приняли!

 

В каскаде порогов проверим себя

Весла нам будут, как крылья.

Эй, справа по боту, не жалей-ка огня!

И грохот камней будто песня!

На сороковом километре от места начала сплава, согласно лоции, должна  впадать р. Малая Лена. Проскочили  ее, до сих пор спорим, где она была. Это последнее место, с которого по тропе можно выйти на берег Байкала и, вообще, к людям. Дальше нет троп, двигаться можно только по реке, вокруг которой множество болот. Так что теперь у нас билет только в одну сторону. Как сказал боцман: «Раненых не бросаем, пленных не берем!» Боцман дело говорит! Вокруг дремучая тайга. Знаем, что в этой зоне обитает  большая популяция медведей. Умный и осторожный зверь сейчас кормится, в основном, растительной пищей. Мы не вооружены (спиннинги не считаются), поэтому стараемся побольше шуметь, чтобы случайно не столкнуться  с ним «нос к носу», и это нам с успехом удается. Нас ведь пятеро, это как громыхнуть «кулаком по столу».  Вероятно, мы слишком громкие, огненнодымные и просто невкусные, потому что  за все 11 дней нашего сплава, мы видели вокруг множество следов его присутствия, но ни разу его самого. Вот и славненько! Вот и хорошо! Хотя, если аккуратно сплавляться в тишине по руслу реки, то за поворотом можно запросто увидеть на водопое лося с лосенком или оленя. Практически везде, в каждом заливчике плавают утки с утятами. Они, напуганные невиданным разноцветным «зверем» с четырьмя лапами и пятью головами,   чешут «на своих двоих» впереди  катамарана по реке, пока не догадаются спрятаться у берега.

            В среднем проходим по 30-40 км в день. На шестой день пороги закончились. Река начинает петлять, повороты удивительно похожи один на другой. По лоции  и карте привязаться очень сложно. Помог бы GPS-навигатор, но ничего, река рано или поздно выведет, надо только веселей работать веслом. И тут боцман сказал, как отрезал: «Таран оружие героев!» Уж мы то точно знаем, что боцман  дело говорит, и поэтому гребем, как энергичные зайцы на батарейках Durasell.

Записки из походного дневника: «Седьмой день пути. Спали хорошо. Снилась картошка с маслом и котлетой. Счет дням потерян. Хлеба осталось пару булок, деньги нам не нужны. К этому выводу пришли вчера вечером у костра. А нужны:  хлеб, мясо, рыбалка, сахар, женщина и чтобы не было мошки и комаров». Через день определили свое местонахождение, решили сделать дневку. Наконец то у нас есть время организовать настоящую баню. Сегодня мы до «мозга костей» пропаренные березовыми вениками, со всего маху плюхаемся  в прохладные ленские воды. Наверно, забавно, как по берегу с дикими воплями восторга носятся пять голых мужиков. Сегодня мы чистые и неприлично веселые, короче, парни – хоть куда!

На реке стало появляться множество  завалов леса. Один из них Куринский  постоянный, уже много лет находится в одном и том же месте. В нем прорублен тоннель для тех, кто сплавляется на байдарках, но мы даже боком не пройдем, поэтому снова разгружаемся и обтаскиваем завал левым берегом. Прошли левый приток  р. Анай, затем р. Чанчур с подвесным мостом через Лену и полузаброшенной деревней на берегу. Здесь то мы и  встретились с очень  интересным человеком, краеведом, хранителем музея Трапезниковым Владимиром Петровичем. Этот немолодой, но очень энергичный, целеустремленный человек  поведал нам о своем твердом намерении установить в истоке Лены  каменный обелиск с освященным в церкви колоколом  в честь Курбата Иванова, русского землепроходца, который со своим отрядом первым вышел на берега Байкала. Владимир Петрович был очень рад, узнав, что мы со 2-го Иркутска, где расположен Иркутский авиазавод. Попросил  помочь с изготовлением колокола на нашем предприятии. Он с  благодарностью отметил, что однажды авиазавод уже оказывал ему помощь

 

После недели сплава появляется ощущение, что это - просто наша жизнь. Все знают свое дело: кто-то отвечает за костер, кто-то за приготовление пищи, организацию ночлега, свежепойманную рыбу.  Плюс, как бесплатное приложение, залихвастский, отпугивающий  свист, не стихающий хохот и смех, разноголосные песни без сопровождения, но почти всегда  «на бис». Удобно разместившись у пламени вечернего костра, ловлю себя на мысли, что совсем не хочу, чтобы эта наша лихая сплавная жизнь заканчивалась. Но река, повинуюсь законам физики,  уже не так быстро, но все же  верно, несет нас к конечному пункту маршрута – поселок Бирюльки. Здесь нас уже поджидает микроавтобус с Сергеем Скрипкиным у штурвала, чтобы вернуться  в Иркутск. Ведь там в нас верят и ждут. Вернуться в родной город  счастливыми скитальцами, которые стартанули отсюда 11 дней назад с полными надежд и желаний рюкзаками. И все мы, возвратившись в исходную точку маршрута и отмотав по сибирской земле почти 1000 км, замкнем круг и еще раз докажем, что круглая Земля.   От мирской суеты голова у нас теперь промыта тишиной  и спокойствием,  легкие очищены  от выхлопных газов и копоти кислородом  таежного ветра, желудок продезинфицирован и насыщен родниковой водой прибайкальских гор,  лишние жиры и тосксины  сгорели  на веслах и пройденных километрах, а микробы на теле  просто погибли под палящим солнцем и нашим загаром (хотя, как заметил боцман, есть подозрение, что  мы их просто не видим!). Не зря говорят, турист живет дольше человека!

Большинство исследователей полагают, что название реки Лена - это  изменённое русскими тунгусо-маньчжурское  «Өлүөнэ» (Елю-Эне), что значит «Большая река». Но мне  отчего-то кажется, что в верховьях Лена все же больше похожа на девушку, с такими пушистыми ресницами и  волосами, заплетенными в русые косы, а  мы по ним так долго-долго кружили. С искрящимися бусами на шее, словно речушки и ручьи, игриво пополняющие ее бирюзовые воды. С сияющими, как солнце, глазами, что каждый день радовало и слепило нас. И даже с веснушками, словно  звездами, что  мерцали в ночном небе. Вот такая ты, Лена!  

Всё это великолепие удивительного края осталось в нашей памяти и на фото-видео материале, который  был  обработан и превратился в увлекательный фильм. Он займет свое достойное место в коллекции наших фильмов  о Соболином озере, о. Ильчире,  г. Мунку-Сардыке, р. Иркуте, о. Байкале и будет напоминать о славном времени, когда мы были вместе, «в одной связке» на маршруте. Мне и всей нашей команде, было бы интересно обменятся мнениями, материалом и идеями с теми, кто интересуется на заводе организованным отдыхом на воде, а также сплавом.

В конце своего рассказа  назову имена участников сплава, кто был рядом, плечом к плечу с веслами «наперевес» в умелых руках: Сафонов Вячеслав (просто Слава, неунывающий и веселый), Половинский Дима (рассудительный и наблюдательный), Капитонов Леонид (безотказный и выдержанный), Лев Леонидович Демидов (просто Лева, опытный и уловистый).  Так же хочу поблагодарить иркутское региональное отделение партии  «Единая Россия» в лице Коновалова Владимира и Пежимского Андрея  за  поддержку и предоставленную экипировку.

Побывав в нетронутом уголке заповедной природы, я в который раз убедился в  необходимости крайне осмотрительного и бережного отношения к ней. Можно не сомневаться, Природа рано или поздно, в той или иной форме  вернет нам все свои долги, с процентами.  А нам, живущим здесь, можно порадоваться, что рядом есть могучий Байкал, есть великая сибирская река Лена, впадающая  в далекий Северный Ледовитый океан. Своим маршрутом, своим желанием и пройденными километрами, мы, все же, соединили их вместе. «Дорог и порогов хватит на всех» - оглянувшись, с улыбкой пробасил боцман. Да, как всегда, боцман дело говорит! 

Питьков Алексей,  Авиационная корпорация «Иркут», октябрь, 2009